Сказание о Хранителе Времени


Глава 3

 

Дорми снился странный сон: она плыла во Времени, как в океане и каждая его капля протекала сквозь неё (или это Дорми протекала сквозь капли) и потрясающая синь – перетекающая во все оттенки синей гаммы – несказанно радовала глаз. Эта радость перетекла в удивительный полёт по вселенскому Времени: оказалось, что Дорми умеет летать. И крылья обнаружились, что она сочла совсем уж невероятным.

Она, как само Время, могла проникать сквозь любые материи, не чувствуя никакого сопротивления, любуясь по дороге такими изысканными красками, неожиданно соседствующими в самых невероятных сочетаниях и узорах, которых она никогда и нигде не видела. Даже в камне, о котором все знают, что он, как правило, серый, оказалась такая нежная синь, что просто невозможно было не восхититься и не поразиться: камень и вдруг – нежный…

Во сне Дорми осознавала, что спит, но что-то было странным в этом сне: был это действительно сон или путешествие в параллельные миры? Проникновение в сопредельные измерения потрясло её обилием и неожиданным сочетанием цветов: синь Времени очень гармонично сочеталась с естественными цветами каждой материи…

В то же время Дорми чётко видела и пейзажи – луга, моря, города – и каждое здание в отдельности. Эти здания были столь же изумительными и прекрасными, как и те, которые она видела, разглядывая Вселенную Хранителя. Они были другими, но столь же прекрасными – настолько, что Дорми охватило высокое вдохновение и она, прямо во сне, схватила альбом и карандаш и стала, с натуры, эти здания зарисовывать. Общий облик каждого и перспективы городов в целом невозможно было не признать самыми красивыми из всех, которые Дорми видела за всю свою жизнь.

«Где, интересно, находятся все эти города? В каком мире, в какой Вселенной? Это здесь обитает Хранитель? Или в параллельных мирах прекрасно всё – в любом из миров? А я в каком?»

Но ответа Дорми, естественно, не получила: не сообразила во сне позвать Хранителя и задать этот вопрос ему. Честно говоря, она не сообразила, что и в сон Хранитель смог бы явиться: мозг во сне ведь не отключается! А если она даже рисовать смогла, то и общаться с кем-то – тоже. Правда, никаких людей (или других представителей местных народов) она ни разу не увидела. Мелькали какие-то цветные пятна, которые, возможно, были именно людьми, но их ей разглядеть не удалось. Впрочем, она и не пыталась: ощущение то ли полёта, то ли качания на волнах океана так увлекло Дорми, что она специально ничего не рассматривала: всего, что естественным образом оказывалось в поле её зрения, было более, чем достаточно.

«Как же мне хорошо!» - созналась себе самой Дорми, - «настоящее блаженство – плыть в этой восхитительной реке – ни с чем не сравнимое удовольствие и радость...»

- Это не просто сон, - услышала Дорми голос Хранителя, - это обучающий сон. Ты видишь Время в его естественном состоянии и себя внутри Времени. И наблюдаешь его проникновение сквозь любую материю. То есть понимаешь: Время – везде. И если ты действительно хочешь научиться им управлять, точнее - делать хоть что-нибудь для улучшения жизни – ты должна делать выводы.

- Какие выводы?

- Если ты понимаешь, что такое Время, то, поневоле, понимаешь и то, как им управлять. А также и то, что такое управление совершенно необходимо!

- А если им не управлять, то что будет?

- Поскольку Время – стихия, то что является главным свойством стихии? Буйство. Любое, самое ничтожное влияние чего угодно, со стороны – например, любой другой стихии – повлечёт за собой самые непредсказуемые последствия. То есть, возникнут опасности, в том числе смертельные, для всего живого, что окажется на пути бушующей стихии...

- И что делать?

- Прежде всего – не допускать случайного влияния других стихий и обстоятельств на стихию Времени.

- А как?

- Это один из приёмов управления: защитные механизмы настроены и срабатывают автоматически, но необходимо понимать, каковы эти механизмы и почему настроены именно так. Настройки иногда сбиваются, а это чревато. Значит, надо постоянно присматривать, чтобы здесь всё было в порядке.

Хранитель объяснил, как всё устроено, как работает, как этими механизмами управлять, восстанавливая настройки и несколько удивился, что Дорми задала так мало вопросов.

- Так тут всё ясно!

- А ты ещё сомневалась, когда я говорил о твоём коэффициенте интеллекта...

Дорми пожала плечами: при чём тут коэффициенты, если всё так просто.

- Это для тебя просто именно из-за уровня интеллекта. Другие бы вряд ли так быстро всё поняли.

- Не подкалывай меня, пожалуйста, но ведь действительно всё просто и понятно!

Хранитель сменил тему:

- Суть стихии как таковой тебе тоже понятна?

- Не совсем, если честно. Причины её взрывов, буйства не совсем понятны. И, соответственно, как эти буйства укрощать.

- Ты не поверишь, но Время – живое! И оно может среагировать на, допустим, лентяя, у которого дел – выше головы, но он этими делами пренебрегает. Если эти дела крайне важны для кого-то, Время может осерчать на лентяя и начать его подталкивать. Но у стихии – ни у одной – нет «тормозов», а потому такая самовольная реакция ой как чревата!

- И что делать?

- Остановить стихию, конечно. Или воздействовать на лентяя.

- А как твои помощники могут на него воздействовать?

- О, арсенал огромен!

И Хранитель не просто перечислил методы и средства воздействия, но и подробно рассказал о каждом – когда какой и к кому разумнее применять, чтобы достичь наилучшего результата.

- А стихия в это время?..

- ...успокаивается, видя, что её беспокойство понято и устранено, - закончил фразу Хранитель.

- Но может ли человек сам, без твоей помощи, воздействовать на стихию? А после её утихомиривания – на лентяя?

- Человек может всё.

- Хватит издеваться!

- Ни в одном глазу не было. Просто люди не обучены пользоваться своей силой, а потому и считают, что ничего не могут.

- А почему так?

- Ты ведь в курсе, что нынешняя, твоя, цивилизация – пятая с момента сотворения? Знаешь почему?

- Потому что у людей тоже нет «тормозов»? То есть мы, в каком-то смысле, тоже стихия?

- Не в каком-то, а в самом прямом! Ты разве не видела, на что способны люди, подверженные сильным эмоциям? А потом, опомнившись, практически не способны восстановить собственные действия? Со стихией всё точно так же: она тоже часто не в состоянии контролировать выброс энергии. Даже если повод вполне того заслуживает. Но есть ведь и другие пути.

- И стихии знают об этом?

- Конечно. Но здесь работает закон «задним умом крепок»: если бы удалось притормозить буквально на мгновение, развитие ситуации могло быть совершенно другим! И у людей всё работает по такому же закону. Вот только тех, кто в состоянии остановить мало. И они не всегда рядом.

- А кто у стихий «останавливающий»?

- Хранители и их помощники.

- Но у людей...

- ...есть ангелы-хранители!

- Вот только их не видно! А часто – и не слышно!

- Это смотря кому...

Дорми задумалась.

- Но, Хранитель, неужели это означает, что стихии так же, как человек, обладают разумом?

- Да. Но и неуправляемым – почти – нравом тоже!

- Значит, задача хранителей - действовать так, чтобы разум оказался главнее нрава?

- Именно!

- Ничего себе задача! А где рычаги управления разумом и нравом? Они, вообще, существуют?

- Конечно!

- И как выглядят?

- Это ты забежала сильно далеко по курсу обучения...

Внимательно вглядываясь в лицо и глаза Хранителя, Дорми пыталась понять, шутит он или всерьёз. Если второе, то следует ли считать себя уже начавший этот курс обучения?

- Конечно! Мы ведь уже говорили об этом, на первом ещё уроке.

Ну, конечно, эти слова Дорми помнила. Но не восприняла их настолько серьёзно, чтобы считать, что она и вправду уже начала обучение. Она-то была уверена, что это нечто вроде подготовки перед началом учёбы.

- Подготовка длилась до встречи со мной. Когда мы за тобой наблюдали и определяли твою готовность к нашему сотрудничеству.

Она согласилась: так и есть. А уж теперь – обучение. Но такое незаметное, обыденное – ни аудитории, но стола, ни учебников. Ни записей, увы.

- Записи тебе не понадобятся. Всё идёт прямо в мозг. А то представь: требуется срочное вмешательство, а ты листаешь записи в поисках инструкции, как действовать. Пока найдёшь - станет поздно что-либо делать!

Конечно, уж если началась операция, то поздно открывать лекции по ведению операции. Проще просто отказаться её делать.

И всё-таки раздражает, что её мысли читают раньше, чем она сама их осознала. И, тем более, озвучила.

- Без этого – никак!

Дорми от этого замечания отмахнулась. Её заботило другое:

- Как, интересно, я могу повлиять на начавшего бушевать человека, даже если в соседнем доме, не говоря уж о тех, кто – за сотни километров?

- Элементарно! Формируешь в мозге энергетический шар спокойствия и посылаешь его буяну.

Дорми внимательно смотрела, понимая, что это не весь ответ.

- Правильно, не весь. А чтобы успеть сформировать и послать шар, ты должна научиться слышать признаки надвигающейся бури.

Интересно! А если вокруг будут буянить хотя бы трое? Это у неё в голове что начнётся?

- Просто сформируешь три шара. Ничего сложного.

- А если их будет триста?

- Один большой шар разделишь на триста частей и пошлешь каждому. Делов-то!

- Да ладно! Тебя послушать, так это – самое простое, что только может быть! А если я даже представления не имею, как это делать?

- Не бойся - научишься! Это только поначалу страшно! При силе твоего интеллекта ты можешь не только триста буянов-людей, но и любую из стихий усмирить во мгновение ока!

Предстояло научиться делать из своего мозга нечто вроде электростанции. И приделать к ней нечто вроде пушки со множеством стволов.

- Ну, нельзя так стандартно мыслить! Мозг сам по себе – электростанция. И ты мгновенно научишься концентрировать энергию в шары с любым наполнением: не только спокойствия, но и убеждения, бодрости, радости... Только в каждом конкретном случае тебе придётся отмерять силу энергии. Ты ведь помнишь собственную головную боль? Не подготовленные люди тоже будут такую боль испытывать. Мощность шара должна быть такой, чтобы воспринималась легко и выполняла свою задачу.

Дорми это понимала. Как и то, что она, несомненно, научится. И этому. И всему остальному!

- А как мне понять, чем именно я наполняю шар?

- Ты сначала входишь в то состояние, которое будет содержимым шара –надежду, радость, бодрость, спокойствие и далее по списку, а потом создаешь и посылаешь шар. Всё просто!

- Для тебя. А я пока не умею входить мгновенно в такие состояния. И создавать шары нужной силы и наполненности.

- Научишься. Ты ещё не знаешь собситвенных возможностей! А они очень велики не сомневайся!

- Кстати, вы именно таких ищёте? С высоким интеллектом?

- Это важный фактор. Но далеко не единственный. Я больше скажу при отсутствии других, которые жизненно необходимы, уровень интеллекта во внимание принят не будет.

- И что это за другие факторы?

- Важнейший нравственность. Но об этом потом.

- Почему?

- Загордишься. А это помешает учёбе.

- Так потом я всё равно узнаю...

- Потом ты будешь настолько занята, что тебе будет не до гордыни...

- Чем?

- Практикой. Например, вот такой.

Внезапно перед глазами Дорми возникла большая лужа, наполненная какой-то нежно-голубой жидкостью. Но явно не водой.

- Конечно, у стихии воды совсем другие свойства и характеристики. Так что на примере воды управлять временем не получится

- Ты хочешь сказать, что в этой луже жидкое время?

Хранитель даже не кивнул, но Дорми поняла, что угадала правильно. И удивилась ещё больше: как может вообще бестелесное (по крайней мере, на Земле) Время вдруг оказаться жидким?

- И кстати, это не лужа, ибо последняя всегда находится на какой-то поверхности. А то, что ты видишь, не держится ни на чём. Считай, если тебе так проще, что оно парит в воздухе.

Дорми присмотрелась а и правда, эта «лужа» меняла высоту, размер, объём и даже свой цвет.

Внезапно в этом образовании возник небольшой шторм.

- А теперь попробуй создать небольшой шар спокойствия.

- Как?

- Приведи себя в состояние полного покоя, а потом создай шар и наполни его этим покоем.

- А потом?

- Отправь на усмирение шторма.

Дорми представила себе, что она, включая мозг – олицетворение покоя, который заполнил её в каждой клетке. А потом из этого покоя она создала в мозге небольшой шар и осторожно послала его в «лужу», которая мгновенно не просто присмирела, а стала выглядеть как нечто совершенно безмятежное и идеально спокойное...

- Вот видишь, а ты боялась!

- Боялась, что у меня не получится.

- Но я же тебе говорил, что ты своих способностей не знаешь... А теперь попробуй войти в состояние максимальной бодрости – такой, когда гору переставить с места на место: рядовой пустяк!

- И?

- И я скажу тебе, что делать с шаром.

Дорми преисполнилась энергии созидания и тут же перед её глазами возник толстый лежебока, в комнату которого через приоткрытую дверь заглядывали двое детей и старушка, очевидно, его мать.

Даже под подсказки Хранителя, Дорми отправила шар бодрости прямо в мозг этому кондовому лентяю. Сам себе удивившись, он буквально через мгновение вскочил, моментально навёл в собственной комнате безукоризненный порядок и пошёл выполнять дела, которые его ждали уже Бог весть сколько. Те, кто в комнату заглядывал, не помая, в чём дело, тут же спрятались от взгляда лентяя. Но он их и так не увидел бы, поскольку целеустремлённо двигался в другие помещения дома. Но и там не остановился, а вышел во двор, оглянулся и взялся наводить порядок во дворе, в хозяйстве, в мастерской, где он лет пятьсот назад начал мастерить лодку, да и забыл о ней. А тут вдруг ринулся восстанавливать работы...

- Отвлекись, - напомнил Хранитель, - наше с тобой занятие на сегодня закончено. Так что вполне можешь вернуться к архитектуре. Или есть какие-то пожелания?

- Нельзя ещё раз увидеть твой город?

- Мою вселенную, ты хочешь сказать? Да смотри на здоровье?

Дорми пожала плечами: ты издеваешь, что ли?

- Смотри! - повторил Хранитель и Дорми внезапно увидела и тот город, который она увидела первым и другие. Умом она понимала, что эти города раходятся далеко друг от друга, но...

- Тебе достаточно захотеть увидеть что-то и ты его увидишь. Я уже несколько раз повторял. Эти два сегодняшние опыта немного приоткрыли для тебя завесу твоих же возможностей, так что без всякого сомнения формируй мысль: именно вот это я хочу увидеть. И увидишь!

Дорми даже не успела толком удивиться, как Хранитель исчез. Но она пролжала видеть города его мира. И стала рассматривать их поочерёдно, здание за зданием, каждое краше предыдущего...

Со временем здание из «дек скрипки» перестало ей так уж нравиться: да, необычно, своеобразно, мило – но и только. Чего-то такого, чего не было бы прежде вообще нигде – ни в одной из галактик – проект не представлял. Вот и остаётся уповать, что в мире Хранителя она, наконец, отыщет то, о чём тоскует и что так старательно от неё убегает.

Чего Дорми не могла понять: как здания из совершенно прямых, на первый вгляд, линий вдруг оказывалось обладающим изысканными изгибами? Какая-то новая для Дорми технология? Или новые, на Земле отсутствующие строительные материалы? Или тайны архитектурного проекта? Но как быть с тяготением? И каковы тут фундаменты домов? Или их тут и вовсе нет? А как тогда здание сохраняет вертикальное положение?

Допустим, ей откроют все секреты здешнего строительства, но сгодится ли ей всё этого при возведения дома на Земле? Ведь разница в гравитации даже среди планет солнечной системы иногда различается в несколько раз, что уж говорить о тяготении на планетах иных миров...

Если этот и другие показатели основательно различаются, то придётся изобретать (или попросить поделиться технологическими секретами производства строителей вселенной Хранителя) такие строительстные материалы, которые бы выдержали принципиально иные показатели на Земле. Потому что иначе дом рухнет прямо в ходе возведения...

Неплохо бы, правда, сначала создать проект, а потом уже разбираться с прочими головоломками...

«А проект ты можешь посмотреть в архиве готовых» – это Хранитель решил меня подбодрить?

«Как, интересно, я в этот архив попаду?» - проворчала Дорми.

«Легко!» - и в следующее мгновение Дорми оказалась в огромном зале, почти целиком заполненного стеллажами, а в центре занятого десятком компьютеров.

«Хочешь, смотришь на бумаге, но в цифровом архиве это проще. А выберешь один или несколько самых тебе подходящих – тогда посмотришь в рисунках и чертежах...»

«Но это же плагиат»!

Хранитель засмеялся и произнёс фразу о том, что нынче это понятие не модно: авторское право защищало людей во времена, когда воровство совершали для личного обогащения. А в мире Хранителя это без надобности. И всегда было без надобности.

«Как так»?

«Да вот так. Мы все трудимся друг для друга. И не только для соседей по миру, но и для соседей по всей Вселенной. Вот я Хранитель – но именно во всей Вселенной я берегу Время и управляю им. А не только у себя»!

«Это потому, что Время – стихия?»

«Потому что оно создано Творцом для абсолютно всех».

Дорми согласно кивнула и углубилась в просмотр чертежей и рисунков тех самых зданий, которые – все вместе и каждое в отдельности – так очаровали её, что она то и дело вспоминало их поочерёдно. И вот теперь она могла ими любоваться. И не только – взять любое, пришедшееся по сердцу, и по чертежам построить такое же у себя в имении.

Странно, но именно того, о котором Дорми мечтала, она пока так и не увидела. Были неописуемо великолепные, изящные, безукоризненные... С любой точки зрения: Дорми, как специалист, не могла предъявить ни малейших претензий ни к одному из них. Они были воистину прекрасны! Но – не её!

«Экая ты привереда!» - укорила саму себя Дорми. «На любой вкус и пристрастия – выбирай любое!»

Не её были эти здания. Чего-то каждому из них не доставало, чтобы Дорми сочла их полностью отвечающими её мечтам и чаяниям. Но чего?

«Твоей души». Хранитель, как всегда, прав! Она должна сама придумать свой дом, который будет стоять в самом лучшем месте имения. И жить в нём будет не только она, но и её потомки. А это означает, что дом должен быть не только безупречно красивым, но и чрезвычайно долговечным.

«Возможно, стоит посмотреть, из чего они тут строят? Из того же, что и на Земле, или у них есть что-то принципиально другое? Изогнуть, конечно, можно практически любой материал, но многие при этом лишаются крепости и устойчивости. А меня это ведь не устраивает...

Дорми обнаружила, что помимо обычных на земле камня и всех его модификаций, дерева разных сортов и металла (в обычном для 25 века виде), в мире Хранителя имеются столько сортов и видов стекла и его аналогов, что дом можно сделать ещё более светлым, чем ей виделось в мечтах. Вот только как это всё переместить на Землю?

- Во-первых, это не проблема. Во-вторых, проще взять технологию и на своей планете производить всё, что твоей душе угодно!

- И как я объясню – где эти технологии взяла?

- Ты уверена, что у тебя это спросят?

- Как минимум те спросят, кому это предстоит производить?

- Ответ прост: нашла на других планетах. Ты ещё не забыла, что не так давно совершила путешествие длиной в год?

- Опять-таки: авторское право?

- Скажешь: купила. Ты ведь довольно обеспечена?

Дорми пожала плечами: такие технологии могут стоить денег, которых она ещё не заработала.

- Тогда скажи: подарок. Тебе же подарили ведро алмазов и брусок самого ценного из металлов? Ты аборигенам - услугу, они тебе в подарок - технологии? Не поверят?

- Поверят.

- Вот и бери да пользуйся!

- Понимаешь, Хранитель, у меня закавыка с проектом. Не могу его создать. Возможно, одна из причин то, что никакие не природные материалы я употреблять не хочу. А потому сразу думаю, что был бы здесь хорош камень, но у него есть некоторые отрицательные характеристики. А другой сорт камня сюда ну никак не вписывается...

- Так для этого технологии и нужны. Берешь нужный тебе камень и меняешь его структуру на нужную тебе.

- Разве это возможно? После переработки это уже не камень, а...

- Дорми, я подарю тебе прибор, назовём его для простоты – структуратор – который сначала выдаст тебе все данные по выбранному камню, а потом предоставит возможность эти данные изменить в любую сторону. Если он рыхлый - это уберётся, если не совсем того цвета или толщины - тоже... То же относится и к любому другому материалу: ты можешь изменить глину до любого угодного тебе вида и состояния, причём без обжига...

- А дерево?

- И его. И вообще всё, что угодно.

- И где мне взять такой чудо-прибор?

- Они, кстати, есть и на земле. Но не совсем такие, какой дарю тебе я. В том и соль подарка!

- А как я объясню... - Дорми тут же вспомнила о «сувенире» из путешествия, на который Хранитель советовал сослаться.

Получается, что если она не будет оглядываться на необходимость подбирать конкретные материалы, проект нарисуется почти сам собой?

- Я тебе больше скажу, - добавил Хранитель, - в структураторе есть дополнительные опции: меняя структуру любого материала, ты можешь изменить и его вид: получить его в виде той детали дома, которая тебе нужна. И тебе останется только передать роботам чертежи, чтобы они из получаемых деталей собрали дом в его окончательном виде!

«Что-то уж слишком хорошо получается»,- недоверчиво подумала Дорми, - «просто не верится, что такое возможно»...

- А почему? Ведь ты в двадцать пятом веке живёшь, но мыслишь категориями максимум века двадцать второго.

Хранитель был прав, конечно, люди консервативны до ужаса. Что не изобрети, пока сто тысяч раз не проверят, так и будут сомневаться, что новое – лучше старого.

- А в чём проблема-то? У тебя в имении есть, скажем, кусок дерева, который ты захотела бы превратить в деталь дома? Вот и проверь!

Почему бы и проверить? Среди немногих пока заготовленных Дорми материалов был довольно большой ствол старого дуба. Красивый, но за годы жизни искривленный в нескольких местах, это если не упоминать о следах от срезов больших ветвей.

Дорми присоединила к бревну структуратор и задала оптцию: проверить состояние. Как и ожидалось, оно было далеко от идеального. Настраивая характеристики изменений, Дорми также задала желаемый вид на выходе: входная арка такого-то вида, высоты и расстояний вверху и внизу.

Не прошло и десяти минут, как дубовый ствол превратился в невиданной красоты арку, способную украсить не только обычный дом, но даже королевский дворец или другое здание подобного уровня.

- А я что говорил, - донёсся до Дорми голос Хранителя. - Удачно начала. Продолжай в том же духе...

Да, теперь был смысл продолжать. Но не с материалами, а пока с проектом, который Дорми пока не считала завершённым. Потому что некоторое время раздумывала: ограничиться двумя «деками» или использовать три. Но тогда помещения оказались бы слишком тесными. Два проёма в каждом помещении – нормально, а вот три – перебор!

Кроме того, Дорми решила связать здание не только внутренними переходами, но и наружными – серия лоджий, балконов и лестниц давала бы возможность перебираться с этажа на этаж, не заходя внутрь.

Структуратор давал возможность не заботиться о том, как бы не превратить остекление в поджигательные линзы: теперь стекло можно было перестроить в антибликовое или матовое или любое другое, включая витражи...

 Дорми засела за проект, доводя его до логически законченного вида, по пути внося изменения и добавления. Например, если уголки всех четырёх обечаек не просто остеклить, но так высоко, чтобы освещение лилось на всю высоту дома (от нижнего уголка и аж до верха «деки»), то дом будет удивительно светлым. Осталось только обдумать, ограничиться всего двумя грифами или установить четыре? Тогда декоративные завитки, выпущенные наружу, стали бы основанием для крыши, а она, в свою очередь, стала бы ещё одним украшением здания.

Надо всё это нарисовать – посмотреть хотя бы в рисунке – как будет выглядеть каждая сторона и дом в целом. А уж потом...

Нижний этаж для хозяйственных служб, два жилых и подкрышевое пространство для творчества.

Дорми рисовала проект, но уже видела дом - он будет безупречен и прекрасен в изяществе и гармонии.

- По-моему, тебе пора вернуться к обучению, - услышала Дорми голос Хранителя. - Попробуй увидеть что-то далеко отстоящее. Или кого-то.

- Тебя?

- Можно и меня.

Дорми закрыла глаза и попробовала увидеть Хранителя, где бы он не находился. И... увидела! Только не его одного, но целое семейство: супругу. удивительно на Хранителя похожую, хотя и несколько меньше по параметрам, и кучу ребятишек, похожих на Хранителя как две капли воды. А находилось семейство в удивительном саду, запахи которого были так ярки, что даже Дорми их услышала.

- А что это так пахнет?

- Цветы, конечно. - Взгляд Дорми несколько изменил направление и она увидела целые поляны изумительных цветов, многих из которых раньше не видела никогда.

- Они растут только здесь.

- В твоём мире?

- Да. Но позволь представить тебе мою семью: это моя супруга Хроника и дети: сыновья – Временник, Крон, Хронос, Бореал, Армоган, Архонт и дочери Мифика, Эра и Эпоха.

Дети были, по всей вероятности, далеко не взрослыми, но размерами впечатляли. Спрашивать, кто какого возраста было бы смешно (если только Хранитель не соврал насчёт вечной жизни), но Дорми рядом с этими детьми чувствовала себя чем-то вроде потерявшейся молекулы чего-то микроскопического.

- Напрасно ты так, - укорил Хранитель, - ты должна была заметить, что когда гостишь в моём мире, то ростом становишься почти как я. Точнее, как моя супруга, поскольку женщинам и положено быть миниатюрными. А дети, гости ты здесь сейчас, показались бы тебе обыкновенными.

Дорми покивала, устыдившись, что поневоле смутила Хранителя и его семейство.

- Да это неважно. Главное, что ты увидела то, что захотела увидеть. А ведь между нами расстояние в сотни световых лет. Понимаешь?

Тут только до неё дошло, что ведь Хранитель прав: она смогла!

- Так я тебе сколько раз говорил, что своих способностей и возможностей совершенно не знаешь! Не хочешь попробовать увидеть ещё что-то?

- Твой город?

- Не обязательно. Ты ведь путешествовала, что-то запомнилось? Вот туда попробуй посмотреть.

Дорми попробовала, но увидела мало что. Точнее, увидела только то, что осталось в её воспоминаниях.

- Ты неправильно смотришь, - сказал Хранитель. - Ты пытаешься увидеть именно то, что видела во время визита. А ты просто смотри в сторону моего мира, моего города. И очень велик шанс, что ты всё увидишь, причём то, чего не видела раньше. Но сначала, надеюсь, ты увидишь меня. И не напрягайся, не создавай в мозге усилий. Просто смотри!

И через некоторое время Дорми действительно увидела Хранителя с его обаятельной улыбкой. А потом перевела взгляд на город за его спиной, причём увидела и те здания, которые её очаровали раньше, и совершенно новые.

- Ну вот, а ты боялась!

- Тебя увидеть просто. Но если я посмотрю в иное место, в котором тебя нет, где гарантия, что я увижу действительно существующие вещи и страны? Вдруг это окажутся мои фантазии?

- Это вряд ли! Потому что куда бы ты не посмотрела, я там непременно окажусь. И не потому, что буду отслеживать, куда ты смотришь, а потому что я одновременно пребываю везде.

- Разве это возможно?

- Вполне. Но как - я позже тебе объясню.

Дорми проверила, действительно ли ей удастся увидеть, к примеру, Сириус (включая Мурикота) и окажется ли там и Хранитель, и вскоре убедилась, что всё именно так и произошло.

- Хранитель, - вдруг вспомнила Дорми, - я много раз читала, что существуют, по крайней мере на Земле, конкретные точки, в которых человек может провалиться во время и оказаться хотя и в том же мире, но в очень далёком прошлом или будущем. Такие места действительно существуют?

- Существуют. Как называют их фантасты - это порталы времени. Созданные с совершенно конкретными целями по управлению Временем. Правда, иногда, слава Богу, что крайне редко, там оказываются случайные люди. И не только люди. Но если животным удаётся легко адаптироваться в новом для себя времени, то с людьми бывают большие проблемы. Если они попадают в будущее, то причинить большого вреда не могут - их очень легко устранить, причинённые ошибки. Но при попадании в прошлое приходится буквально объявлять режим чрезвычайной ситуации! Ты об эффекте бабочки слышала?

- Кто не слышал!

- Этот эффект не выдумка, он существует и последствие его не могу предугадать даже я. Так что приходится немедленно реагировать, хватать визитёра и возвращать его в ту же минуту, секунду и место, откуда он свалился в портал Времени. Безобразники!

- Просто любознательные путешественники!

- Как бы не так! Ищут приключения на свою пятую точку, но обеспечивают хлопоты целой армии хранителей Времени. А часто и других стихий.

- Например?

- Например, некто свалился прямо с моторной лодкой в, например XIV век. Представляешь впечатление граждан той страны? Нечто невиданное, грохоча, несётся по их реке... Стихие, точнее хранителям стихии воды это очень сильно не правится!

А последствия устранять нам. Мало ведь вернуть пришельца-попаданца во время и место, надо ещё всех свидетелей его визита вернуть в минуту до его появления. И так легенд о всякой мистике столько, что люди боятся всего на свете! Сколько невинных погибло от этих страхов потому лишь, что жертвы были непонятными и странными для обывателей с ограниченным разумом и отсутствием нравственности!

Или залетает некий турист в прошлое или будущее. В первом начинает разводить костёр зажигалкой. И не сомневайся, этому непременно окажется хотя бы один свидетель! Или в будущем там всё настолько непонятно человеку из прошлого, что его заметят буквально на второй секунде... И это я ещё молчу о необходимости уговорить хранителей стихии Огня не яриться...

- Они считают виновником тебя?

- Именно! Все и всегда!

Но Дорми интересовало другое:

- Так зачем эти порталы были созданы? Для кого?

- Для таких как ты – помощников Хранителей. Пока ты освоишь телепортацию, может пройти много времени. А оказаться где-нибудь может понадобиться когда угодно. И не только тебе, но и помощникам хранителей других стихий. не все умеют перемещаться. Вот для них.

- Но почему их не охраняют?

- Охраняют! Но дуракам закон не писан! Даже получив в лоб заряд дроби, они лезут вперёд и потом удивляются, оказавшись в каком-нибудь прошлом веке. Или в будущем, что для них же хуже!

- Значит, охрана не соответствует задачам. Она именно на дураков и должна быть рассчитана!

- Это её сильно усложнило бы. И потом – умные